irano (irano) wrote,
irano
irano

Category:
  • Music:

про праздники

В начале декабря архангельские рекламные газеты всегда пестрели заголовками "Проведите незабываемое Рождество в Париже!" В качестве картинок, используемых для привлечения внимания, здесь были прикреплены фотографии Эйфелевой башни в огнях или Триумфальной арки где-то далеко, а на переднем плане порой было нарисовано что-то вроде саней. За окном лежал снежно-пасмурный Архангельск со спальными районами, и так верилось, что где-то там, за тысячи километров, Кевин никогда не остается дома один, мандарины пахнут по-особенному, а Рождество и Новый год похожи на рекламу Кока-Колы, ту самую, с вереницей красных грузовичков, только водители в них высовываются и кричат хором: "Свобода! Равенство! Братство!"

Естественно, с тех пор, как я увидела первую рекламную газету "Северный Меркурий", мне всегда хотелось отпраздновать новогодние праздники в Париже.

Как говорится: бойтесь своих желаний - иногда они могут осуществиться!



Моя первая парижская зима - 2009 была странной. Термометр показывал плюс пять, и я почти почувствовала себя на курорте по сравнению с поморскими температурами. Снег выпал всего на один день - и тут же растаял. Под ногами хлюпало, дул какой-то невероятный, пронимающий до костей ветер, и я ругала, как и все французы, "суровые сибирские морозы" и жалела, что не захватила пуховик. Опэрская семья предлагала встречать Рождество с их родственниками в Бордо, но меня ждал тогдашний бойфренд. Вечером 24 декабря Париж был пуст - все сидели по домам. В. купил чуть ли не два килограмма улиток - в местном супермаркете была распродажа - и всю следующую неделю мы питались только ими. По телевизору шло какое-то визгливое телевизионное шоу, с полки подмигивала искусственная елка, и я впервые задумалась о том, что между Францией и Россией не так-то и много отличий.

Впрочем, Рождество в Бордо тоже не напоминало Вечеринку Года: моя подружка Оля была опэр в семье кузенов и решила отпраздновать с ними. Бабушка устроила два стола - один для детей, с пюре и котлетами, а другой - для взрослых. Оля с ужасом рассматривала количество ложек и вилок перед тарелкой. За столом была только семья - бабушка с дедушкой и все их трое детей с мужьями-женами. Фуа-гра сменялась устрицами и многочисленными закусками, потом принесли горячее, на десерт разрезали традиционное рождественское полено - что-то жирное и напоминающее по форме рулет. Никто не играл в фанты и не кричал "Елочка, зажгись!", были лишь одни разговоры о соседях, приправленные политикой и сплетнями. Многочисленные дети сами легли спать, чтобы утром встать пораньше и найти под елкой подарки, которые они уже в октябре заказали у Деда Мороза, вооружившись каталогом игрушек. Традиционное письмо выглядело так: "Дорогой Пэр Ноэль (дословно - "Отец Рождество"), я был хорошим мальчиком в этом году, получал 16 из 20 и даже ходил в католическую школу. Пожалуйста, принеси мне следующее: конструктор "Лего", страница 25, цена 120 евро, "Племобили", стр.7, цена 45 евро..." Чтобы старикан понял уж наверняка, из каталога были вырезаны картинки требуемого и тут же наклеены. Старший мальчик, уже не очень верящий в магические силы, все-таки приписал внизу: "Можешь выбрать три подарка из моего листа" (страница А4 была исписана мелким почерком с двух сторон), это был очень добрый и щедрый мальчик.

Еще плачевнее все было на Новый год. "Что ты делаешь на День Святого Сильвестра?" - спросила меня француженка Фиона. Оказалось, что этот праздник как раз и отмечают 31 декабря - устраивают мини-вечеринки или ходят в клуб. Правда, подарков никто не ждет - Пэр Ноэль уже все принес на Рождество. Одна русская подружка не поверила, что все так тухло, и отправилась как-то к Башне, ждать фейерверк. Приехала она туда к полуночи, на Трокадеро уже собрались толпы китайцев и американцев, жаждущих зрелищ. В двенадцать все закричали "Ура!" и повернулись к башне, но чуда не произошло - лишь взлетела над Сеной одинокая петарда, это вам не 14 июля. Н. пыталась поймать такси, потом вспомнила, что метро все еще работает. Кое-как забравшись в переполненный вагон, она оказалась зажатой между африканским мальчиком в ушанке и японской девочкой в чем-то розовом. Так начался еще один парижский год.

Пять лет спустя ничего не изменилось: под ногами все так же по-декабрьски хлюпает, взрослые скупают морепродукты и подарки из тайного замызганного списка, а где-то в небе уже летит Пэр Ноэль. И только русскоговорящие соотечественники заказывают билеты туда, где холодно, мама, Кевин, Морозко и никакого Святого Сильвестра.

Tags: страноведческое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments