irano (irano) wrote,
irano
irano

Categories:

про четыре года

"Новикова, ты никогда, никогда не сможешь заговорить по-французски! Я не видела более неспособного к языкам человека!"- говорила моя школьная учительница французского. Почему-то только меня она называла по фамилии и только мне, даже не двоечнику Б., рассказывала о моих лингвистических проблемах на протяжении семи лет, почти каждый урок. В одиннадцатом классе я заняла первое место в областной олимпиаде, но и это заслуженного учителя России не убедило. "Ты вряд ли сможешь когда-нибудь хорошо заговорить! - сказала она, рассматривая мою грамоту. - Помяни мое слово!"

Слово её я помянула вчера, ни один раз и не очень цензурно: прошло ровно четыре года с того дня, когда самолет с серебристым крылом привез меня в Шарль де Голль. В следующем году мне можно будет подавать на гражданство, и совсем скоро я пришлю Вере П. красивую фотографию: я в футболке "F*ck you", французский паспорт, башня и нецензурный жест.

Я прилетела в Париж с 200 евро, спрятанными в носки, и одним огромным чемоданом с Микки-Маусами (который в несобранном состоянии весил больше, чем все содержимое, но Мэри Поппинс ведь должна выглядеть эффектно, правда?). В чемодане помимо строгого одежного минимума лежали: пять пар плечиков, два шампуня, три упаковки салфеток для интимной гигиены (кто-то сказал маме, что в Евросоюзе такие салфетки стоят кучу денег, и заботливая м. накупила мне на весь год), туфли на каблуках (а вдруг принц?), две книжки Катечкиной и роман "Дневник Луизы Ложкиной". К взрослой самостоятельной жизни я была подготовлена на сто процентов, о чем свидетельствует наша переписка с маман. В первом же письме я написала: "Мама, мне все очень нравится, скажи еще раз, сколько минут варить рис?" Мамин ответ был молниеносен: "Дорогая Марфа, я рада, что у тебя все хорошо, надеюсь, что тебя не депортируют из-за твоих кулинарных умений потому что мы решили сломать стену между твоей комнатой и кухней, рис варят так..."

Стену они все-таки сломали, но только в прошлом году, когда окончательно поняли, что я не собираюсь брать билет в обратную сторону. Мне больше не нужно знать, сколько минут варить рис - этим занимается рисоварка. Чтобы вывезти меня из Франции, понадобится не один грузовик: у нас есть даже спальный мешок, ершик для прочистки засоров в трубах, полубронзовый дракон и чугунная раклетница. У меня есть знакомый булочник, гинеколог, кебабщик и мясник, на балконе цветет сибулет, а каждую субботу я спускаюсь вниз, чтобы забрать из почтового ящика свежий "Elle". В этом году даже французская налоговая наконец-то узнала о моем существовании. Но главное - мне есть, с кем пить, говорить, плакать, радоваться и ходить в походы. И у меня есть Рафаэль. Моя французская действительность - такая, как хочу я и только я.

Всего этого не было бы, если бы я последовала совету Веры П. и осталась в Архангельске, вздыхая: "Нет, Франция и французский не для меня". И, наверное, теперь я вправе сказать: если у вас есть мечта - не слушайте никого, ни учителей, ни соседей, ни друзей, ни даже маму с папой. Ведь еще фея Золушки говорила: "Очень вредно не ездить на бал, особенно когда ты этого так заслуживаешь!" И мечтайте смелее!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →